«У нас врачи перестали лечить пожилых пациентов?»

Трудовое Слово

В редакцию газеты «Трудовое слово» пришло письмо от жительницы Дальнегорска, у которой в январе на больничной койке умер муж.

«Когда заболевает близкий человек, мы всегда надеемся на помощь людей в белых халатах, но не всегда она приходит вовремя, и человек погибает по вине бездушия и черствости врачей.

Моему мужу Владимиру Зарембе стало плохо 14 января, я вызвала «скорую», врач которой предложила его госпитализировать, потому что было подозрение на пневмонию (муж начал задыхаться). Когда его привезли в приемный покой, дежурный терапевт Э.А. Бугаевский, проведя обследования (сделали рентген, взяли кровь на анализ), отправил нас домой, и сказал, чтобы в понедельник забрали снимки и вызывали врача на дом. Никаких препаратов, кроме ингалятора, выписано не было.

На другой день я позвонила в регистратуру, и мне сказали, что врач придет только во вторник. Доктор Татьяна Апанаскевич, которая пришла по вызову, посмотрев снимок, поставила диагноз «пневмония» и написала направление на срочную госпитализацию. «Дома это не лечится, если будут говорить, что в отделении нет мест, обращайтесь к заведующей», – сказала она. Когда мы приехали в приемный покой, нас встретил все тот же Бугаевский и спросил: «Чего приехали?». Я ему подала направление от врача на госпитализацию, он мне заявил: «Мест нет, пусть эта врач вас и лечит». Когда я спросила: «Мне что, идти к заведующей отделением?», он махнул рукой, сказал: «Иди». Отвернулся и ушел...

Я поднялась в терапевтическое отделение к заведующей Т.В. Литвинец, она, посмотрев снимок, сказала приходить утром на госпитализацию. Таким образом, в больницу мы попали спустя три дня после первичного обращения к медикам... И было упущено драгоценное время, а когда нас привели в палату, оказалось, что из четырех мест занята только одна койка.

Создается впечатление, что дежурный врач не хотел брать на себя обузу, видя, что человек находится в тяжелом состоянии, которое усугублялось возрастом больного. С каких это пор у нас врачи перестали лечить пожилых пациентов?

Спустя 9 дней муж умер на больничной койке, но, если бы его начали лечить вовремя, он был бы жив. Возникает вопрос: почему в нашей больнице, как правило, нет мест для людей пожилого возраста, инвалидов и малоимущих граждан? Почему необходимые обследования не назначаются сразу при поступлении больного в стационар? До каких же пор будет твориться этот беспредел в нашей больнице? И когда у нас не будут разделять людей на бедных и богатых, а лечить станут всех одинаково?

Мария Мазюкова, инвалид 2 группы»

За разъяснениями редакция газеты обратилась в Дальнегорскую центральную городскую больницу. О результатах медицинского расследования рассказала заместитель главного врача по лечебной работе Елена Бирюкова: «Согласно записям в амбулаторной карте, это тяжело больной человек. Его диагноз – хроническая обструктивная болезнь лёгких (ХОБЛ), подразумевающая постоянный приём нескольких дорогостоящих препаратов. Сразу хочу сказать – пневмонии не было. Результаты вскрытия подтвердили диагноз ХОБЛ в обострении. Участковому врачу необходимо было скорректировать лечение. Если бы Татьяна Апанаскевич немного по-другому себя повела и действовала бы по предусмотренному в таких случаях алгоритму, то она, вместо того, чтобы бесконечно направлять больного в приёмный покой, переговорила бы с главврачом, его заместителем или со мной и определила порядок и время плановой госпитализации. Он умер не скоропостижно – девять дней лечения ничего не поправили. Дело в том, что ХОБЛ – это такая болезнь, при её обострении в один ужасный миг пациент попросту перестаёт дышать. К тому же, на фоне заболевания наступили необратимые изменения в сердечно-сосудистой системе. К сожалению, он умер просто из-за самого характера болезни.

Конечно, супругу покойного можно понять, и она ведь, по сути, всё правильно пишет: да, где-то косо посмотрели, где-то не так ответили. Бывает, что врачам зачастую некогда вникнуть в проблему, но в первую очередь из-за острой нехватки кадров. Да, предварительный диагноз «пневмония» не подтвердился. К сожалению, ошиблась участковый терапевт, но разве кто-то из врачей застрахован от этого?

Добавлю, что на срочную, экстренную госпитализацию мест действительно не было – только на плановую. Дежурный терапевт, возможно, немного неправильно отреагировал, но это, скорее, от неожиданности: он был уверен, что больного уже давно госпитализировали. Конечно, есть определённая степень нашей вины в случившемся, но говорить о том, что врач не хотел брать на себя обузу – тоже неправильно. Он считал, что участковый терапевт отработает чётко, по установленному порядку. Но нехватка врачей приводит к загруженности, из-за чего не всегда врач может отреагировать оперативно.

Что касается замечания про «бедных и богатых», «инвалидов и малоимущих граждан», то для нас такого разделения нет, мы принимаем всех больных, независимо от материального состояния, возраста и пола».

Категории